1itnps
Прошли 13е Соловейчиковские чтения.

ПризнаЮсь, я поехала только потому, что в повестке имел место быть Рустам Курбатов, а значит можно было из первых уст узнать поподробнее о методике
свободного письма, практикуемой в Ковчеге. В результате из выступления учителей начальной школы, которые показались ужасно напуганными собственной смелостью, я не узнала ничего принципиально нового по сравнению с тем, что я уже насобирала по крупицами из разных блогов и личной переписки.

Зато повидала живого классика. С давних моих институтских времен Шалва Амонашвили ничуть не изменился. Не знаю, хорошо это, или плохо...

Ощущения от проведенного им урока сложные, похоже, не у меня одной. На
Педсовете уже прописали о его якобы авторитарности, даже как-то жалко старика. Сколько раз он уже демонстрировал это таинство, превратившееся в некотором смысле в шоу, сказать наверняка нельзя. Тем не менее, ЭТО по-прежнему производит впечатление.

Некоторые магические формулы от мэтра я записала как успела и как поняла:


Урок не основная форма организации процесса, это просто кусок жизни ребенка.

Интереса без эмоций быть не может. Сначала должна быть привлекательная упаковка (форма), а внутри содержание – еще более привлекательное.

Сердце умнее.

Кто ищет трудность, находит мудрость. Без трудностей познание не происходит, да здравствуют трудности.

Запомните это, просто неудобно ученым два раза повторять.

Когда много поднятых рук – это не познавательный интерес. Не задавайте пустых вопросов! Когда ребенок думает, локти грызет – вот это познание.

Почему я шушукаюсь с учениками? Если ответ сразу скажут вслух, остальным вопрос перестанет быть интересным. Вопрос должен помочь каждому возвыситься в своих знаниях.

Улыбка действует на трудности так же, как солнце на тучи – разгоняет их.

Ничего нового. Все это напоминало древние заклинания, но по-прежнему производило впечатление.

Вообще день держался на харизме трех людей: Артема Соловейчика, Шалвы Амонашвили и Рустама Курбатова. Тем не менее не покидало ощущение какой-то ирреальности. Неоднократно так или иначе разговор заходил о том, что учителю надо "тихо делать свое дело" (определяющее слово здесь - "тихо"), веселым шепотом: "знали бы вы, сколько правил мы нарушаем" и т.д., и т.п., будто на собрании шестидесятников.

Кстати, эта мысль прозвучала в интервью Артема Соловейчика "Урюпинскому радио" "Ковчега" - "Может, пора вновь собираться на кухнях?"


XIII Соловейчиковские чтения. Краткий стенографический отчет